Олег Янушевич: «Не надо идеализировать образ врача»

Высокообразованный, высококультурный, хорошо воспитанный, чистоплотный внешне и аккуратный в речи (такой не позволит себе в публичном месте сыпать матом), - одним словом, олицетворение интеллигента. Именно такой образ врача нарисован воображением российского пациента.   
Он сложился из совокупности литературных портретов русских врачей, созданных разными авторами в те времена, когда доктор на самом деле был самым уважаемым в обществе человеком. Времена давно иные, престиж медицины в значительной степени утрачен, а ожидания людей остались прежними: пациент хочет видеть «идеального» врача, этакого доктора Чехова. Именно поэтому каждый новый случай разочарования - когда представители самой гуманной профессии проявляют себя «с изнанки» -      вызывает у общества долгую болезненную реакцию.        
 
Однажды в беседе с автором этих строк ректор Новосибирского медицинского университета высказал мнение, что высшая медицинская школа - особенная, и здесь одного только ЕГЭ для зачисления абитуриентов недостаточно. Необходимо дополнительное собеседование, чтобы в ходе разговора понять, готов ли молодой человек не по оценкам, а по своим человеческим качествам работать в медицине, где очень мало романтики и эстетики, зато очень много стрессов, крови, чужих страданий, и где от врача требуется способность не только лечить, но и сопереживать больному.
 
И вдруг несколько ней назад именно в этом вузе случилась большая неприятность: оказалось, что студентка 5-го курса писала на своей странице в соцсети заметки оскорбительного содержания о пациентах («жирная жаба», «гнойная баварская колбаса» и т.п. - авт.), о работе врача и о своём  университете. При этом записи девушки были густо сдобрены матерщиной. Кстати, «проказница» выросла во врачебной семье, её отец - завотделением в одной из новосибирских больниц.   
 
В официальном ответе ректората НГМУ на запрос новосибирских СМИ (копия документа имеется в редакции - авт.) сказано: «Вопрос об отчислении студентки Анны Л-ой администрацией вуза не рассматривается». Видимо, состава преступления в её «откровениях» ректорат не усмотрел. Зато министр здравоохранения Новосибирской области, комментируя по просьбе «МГ» эту чудовищную историю, подчеркнул: «Решение о том, продолжит или нет данная студентка обучение в университете, остаётся за ректоратом. Но я твёрдо уверен, что здравоохранению Новосибирской области не нужны молодые специалисты, которые с таким неуважением относятся к себе, пациентам и медицине».
 
Самое печальное в этой истории даже не то, что позор пал на всю семью, и после разразившегося публичного скандала отец студентки объявил о намерении уволиться из больницы. Самое печальное заключается в том, что у блогерши оказалось немало сторонников. В комментариях к многочисленным интернет-публикациям люди с медицинским образованием (!) пишут, что Анна Л. ничего плохого не сделала, «просто сказала правду», и многие из этих постов также содержат нецензурную брань. Именно данное обстоятельство - то, что одна часть врачебного сообщества воспринимает  инцидент в НГМУ, как весьма тревожный знак, а другая - как пустяк, не заслуживающий внимания, - беспокоит особенно. 
 
А стоит ли на самом деле беспокоиться? Может быть, в том, что идеальный образ современного российского врача не совпадает с реальным, виноваты вовсе не врачи, а те, кто сам для себя этот образ создал? Или всё-таки действительно понятия «врач» и «этика» разошлись непростительно далеко друг от друга? Своим мнением в интервью «Медицинской газете» поделился  Президент Общества врачей России, ректор Московского государственного медико-стоматологического университета им. А. И. Евдокимова, член-корреспондент РАН, заслуженный врач России Олег Янушевич.
 
- Олег Олегович, как, по-вашему, на самом ли деле на этапе приёмной кампании в медицинских вузах не хватает собеседования, чтобы понять, готов ли абитуриент стать врачом?
 
- Вопрос дискутабельный. С одной стороны, я не могу однозначно сказать, что единый государственный экзамен не отражает уровня знаний выпускника школы. К тому же, безусловно, ЕГЭ упростил работу по приёму абитуриентов. Но какие-то механизмы в едином госэкзамене действительно можно было бы подправить, в том числе, ввести дополнительные испытания, которые могли бы проводить не только медицинские вузы, но и педагогические. Ведь педагогу, как и врачу, тоже предстоит работать не с механизмами, а с людьми, что требует особых качеств, а с помощью нынешних экзаменационных тестов такие качества выявить невозможно.
 
Для врача такое неотъемлемое качество - милосердие. Между тем, основные жалобы, которые предъявляет общество к врачам - это как раз дефицит милосердия, умения выслушать и посочувствовать. Вот почему важно отобрать именно «правильных» молодых людей на этапе приёма в медицинский вуз. Ведь мотивы решения пойти в медицину могут быть совершенно разные: у одних это действительно осознанное стремление помогать и спасать, у других - желание иметь престижную и высокооплачиваемую профессию, а третьи просто исполняют волю родителей.
 
Каким образом проводить отбор? К примеру, с помощью специально разработанных психологических тестов. Готовых решений у меня нет, но их можно продумать. 
 
- Как вы, будучи ректором, оценили бы поведение своего студента, если бы выяснилось, что он размещает в соцсетях подобные откровения?
 
- Прежде всего, надо понимать, что социальные сети - это своего рода психологический зонтик. Многие люди, которые ведут свои странички, ощущают себя там свободнее, чем в реальной жизни, это позволяет им психологически раскрепощаться. С одной стороны, неплохо.
 
Но с другой стороны, читать их «смелые» тексты другим людям не всегда приятно. У автора должна быть не только смелость, но и социальная ответственность. Нужно понимать: если ты, будучи врачом, сам пишешь что-либо о своей работе или подписываешься под чужими постами, то по твоим словам люди оценивают всё наше профессиональное сообщество.
 
Конечно, такие факты, как тот, что вы привели в качестве примера, должны вызывать порицание. Закрывать на них глаза нельзя. Однако, по закону об образовании, мы можем применить к студенту меры дисциплинарного взыскания исключительно за проступки, которые связаны с его учёбой и поведением внутри учебного заведения. А социальные сети - это пространство личной жизни. Только если Учёный совет и трудовой коллектив внесут в Устав вуза и в Положение об отчислении пункт о недопустимости размещения в социальных сетях публикаций, создающих высокие репутационные риски для университета, ректор сможет отчислить студента даже при очень хорошей успеваемости. В противном случае, если такого пункта нет, студент обжалует приказ ректора в суде и будет законно восстановлен.
 
В нашем университете пока не предусмотрено наказание за проступки, связанные с социальными сетями. Но, видимо, об этом стоит задуматься и  посоветоваться с юристами. Зато у нас предусмотрена ответственность за  использование ненормативной лексики, курение на территории университета, недостойное поведение по отношению к сокурсникам. На первый раз - выговор, при повторе - отчисление.
 
 - По вашей оценке, на самом ли деле с каждым поколением выпускников медицинских вузов из врачебной профессии уходит понятие «интеллигентность»?
 
- Справедливости ради отмечу, что само по себе понятие «интеллигентность» весьма неоднозначное, в разные периоды истории оно ассоциировалось с разными общественными явлениями, далеко не всегда благопристойными. Вспомните, к примеру, съезды писателей - самой что ни на есть интеллигенции - в 1930-х годах. Они вызывают негодование любого порядочного человека. Да и в последующие десятилетия в интеллигентской среде творческих людей, учёных, врачей царили вовсе не образцовые нравы. Советский Союз был глубоко неинтеллигентным государством. Поэтому говорить о происходящем, якобы, именно сейчас разделении понятий «врач» и «интеллигент» я бы не стал, оно началось давным-давно. И среди сегодняшних врачей много образованных, воспитанных, интеллигентных людей, и в советское время среди них было большое число людей невоспитанных, грубых.
 
В то же время было бы неверным перекладывать на государство всю ответственность за то, насколько человек интеллигентен. По моему убеждению, это в значительной мере зависит и от семьи. Можно жить в окружении огромного культурного населения, и оставаться человеком некультурным, если семья не сформировала в тебе эту потребность.
 
Интеллигентность подразумевает множество качеств: это и социальная ответственность, и определённый культурный уровень, и умение вести диалог, где важнее не говорить, а слышать своего собеседника, стараться            не обидеть словом. Невозможно «с нуля» сделать из человека интеллигента за шесть лет, в течение которых он учится в медуниверситете. Основа личности формируется в семье.
 
При этом, безусловно, студенты медицинских вузов помимо учёбы должны ходить в театры, читать художественную литературу, обсуждать увиденное и прочитанное. Мы для этого делаем всё, я считаю. У нас есть дискуссионный студенческий клуб, где ребята учатся публично выступать, отстаивать своё мнение в живом общении друг с другом, а не прячась в соцсетях.
 
- А собственно учебная программа высшей медицинской школы достаточно уделяет внимания теме «уровень общей культуры врача»?
 
- Формально в программе есть разделы этики, деонтологии, клинической психологии, которые являются не факультативными, а базовыми в  подготовке врачей. Но мы же прекрасно знаем: знание человеком закона не гарантирует, что человек его не нарушит. Большинство наших выпускников теоретически изучали, как правильно общаться пациентом, но на практике у многих врачей возникает желание в беседе с больным оценить работу своих коллег или высказаться о недостатках системы здравоохранения в целом.
 
Между тем, пациент приходит к врачу не затем, чтобы узнать, хорошая у нас медицина или плохая, а чтобы получить помощь. Если у тебя есть желание критиковать государственную политику в сфере здравоохранения, иди на митинги, избирайся в Думу. А с пациентом не надо это обсуждать. 
 
- Выходит, «обожествление» врача - заведомая ошибка?
 
- Учитель, врач, полицейский и чиновник - профессии, которые являются абсолютным зеркалом общества. И когда кто-то говорит о том, что у нас слабые врачи, плохие учителя и ужасные чиновники, то прежде всего следует посмотреть в зеркало. 
 
Врач скорой помощи выезжает за смену на 30-40 вызовов, там он сталкивается и с матом, и с пьяными лицами, и даже с рукоприкладством. Разумеется, медик рефлекторно защищает себя таким же стереотипом поведения, которое он встречает по отношению к себе. Общество хочет видеть врача в образе профессора Преображенского, но само позволяет вести себя по отношению к нему, как Шариков и Швондер.
 
- Есть разные мнения о том, может ли врач курящий или имеющий избыточный вес пропагандировать здоровый образ жизни. С моей точки зрения, такие двойные стандарты недопустимы. А как считаете вы?
 
- Я не столь категоричен. У каждого из нас есть выбор: курить или не курить, переедать или следить за весом. Я не курю, но никогда не предъявляю претензии своим коллегам-медикам из-за того, что они курят. Нельзя оценивать профессионализм врача по тому, курит он или нет. То же самое с ожирением: откуда мне знать, какие причины привели человека к такому состоянию, может это - результат болезни?
 Единственное, чего я не понимаю и не готов прощать - это появление врача на работе в состоянии опьянения.
 
- В последнее время множится армия популяризаторов науки и медицины. В основном это молодые люди, которые не состоялись в профессии или вообще не работали, а, получив диплом, сразу поняли, что лечить больных им неинтересно, зато интересно зарабатывать на них. И начали «открывать глаза» обществу на современное здравоохранение. Автор одной из таких книг советует пациентам, заходя в кабинет врача, сразу включать диктофон. То есть, собирать материал для судьи - так, на всякий случай. При этом дама подчёркивает, что она - кардиолог. Человек наплевал на корпоративную этику, а врачебное сообщество молчит…
 
- К сожалению, такие люди в нашей среде всегда были и будут. Я не считаю, что против подобных «популяризаторов» нужно вести какую-то активную и целенаправленную кампанию. Но там, где есть возможность давать им отпор, надо это делать: писать об этом, говорить об этом, то есть не молчать. А самое главное, что мы можем сделать - лишить их оснований для подобных рекомендаций. То есть работать так, чтобы у пациента даже мысли не возникало о недоверии врачу и о необходимости собирать на него компромат. 
 
Подготовила Елена БУШ, обозреватель «МГ».
 

Источник

08.07.2019

Важно! Мы используем файлы Cookie для лучшей работы сайта. Если вы продолжите использовать сайт, мы будем считать, что вас это устраивает.